Лечим по-человечески!
(067) 986-29-64 (050) 520-06-76(093) 466-02-12
ДОМИНАНТА
ОЗВЕРЕВШИЕ ЦЕНЫ
Контакты
Лечение пироплазмоза
Лицензия
 

Получить совет!

Чугуевская ветклиника "Ласка"


 

25.04.2015

ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЯКУТСКИХ ЛОШАДЕЙ

Рубрика: Лошади
Автор: admin


Почти все исследователи считают, что якуты во время пребывания в Прибайкалье были коневодами, ими они и остались до последнего времени. Овечьи стада, которые, без сомнения, у них были в Прибайкалье, совершенно погибли в лесистой полосе Севера.

Таким образом, можем считать, что лошади якутами были приведены с юга и что они, несомненно, монгольского типа. Это достаточно ясно видно и из сравнения экстерьера якутских лошадей с монгольскими. Те и другие небольшого роста, имеют длинное туловище, короткие ноги, короткую и толстую шею, пышный хвост и гриву.

Конечно, под влиянием особых климатических условий на Севере и своеобразного отбора якутская лошадь приобрела ряд особенностей (например чрезвычайную оброслость зимой), но это не отличает ее резко от лошадей монгольского типа.

По своим промерам якутская лошадь южных районов очень близка к монгольской, в соотношении промеров отдельных групп лошадей. Якутская лошадь по сравнению с монгольской имеет меньшую голову, отличается более развитым корпусом, что особенно заметно в промерах косой длины, обхватов груди и глубины груди. По глубине груди якутская лошадь, пожалуй, не имеет себе равных среди конских пород.

Несколько иная картина получается при анализе происхождения лошади северных районов Якутии (верхоянской). Мы привыкли считать, что чем севернее живет местная лошадь, тем она мельче. Верхоянская лошадь дает пример обратного.

Она значительно крупнее, чем якутская южных районов, имеет меньшую косую длину и более выраженный вьючно-верховой тип. Не только лошади Верхоянского р-на Якутии обладают относительно большим ростом.

По данным Комиссии землеводоустройства НКЗ РСФСР, которая работала на Севере в 1935 г., лошади Среднеколымского р-на еще крупнее: они имеют высоту в холке 141.3 см, обхват груди 176,8 см, а также  обхват пясти 20.1 см.

Объяснение более крупного роста лошадей северных районов Якутии влиянием отбора и лучшими кормовыми условиями нам кажется недостаточным, особенно если принять во внимание указания Черского (1891) о существовании на о-ве Большом Ляховом, а также в ряде мест севера Якутии остатков дикой лошади послетретичного периода, и Пейценмайера — о существовании на севере Якутии тундровой дикой лошади.

При рассмотрении вопроса о происхождении верхоянской лошади не безинтересно выяснить, давно ли якуты начали заселять не только местность близ Якутска, но и Крайний Север, Основное переселение якутов за Верхоянский хребет произошло сравнительно недавно, главным образом после завоевания русскими местности вокруг Якутска.

До этого времени, т. е. примерно до 1634—1640 гг., лишь отдельные семьи якутов жили на р. Яне. Притеснения царских чиновников, купцов и казаков вызвали довольно большое переселение якутов на северо-восток. Об этом говорит Миддендорф (цит. соч., ч. II, вып. 7): «К этому времени (1635—1640 гг.), как известно, относится также движение якутов со среднего течения Лены в область прибрежья Ледовитого океана».

В 1634—1636 гг. якуты не раз восставали против казаков и даже осаждали Якутск. Андриевич (1899, стр. 690) сообщает, что после того, как якуты сняли осаду с Якутска, часть их выселилась к р. Вилюю, а часть перебралась на рр. Яну и Олекму, очевидно боясь репрессий.

В 1636 г. из Енисейска был отправлен для разведок по морскому берегу десятник Елисей Буза, который в 1638 г. прошел с моря в р. Яну, где и зазимовал, собрав ясак с якутов, живших в верхнем течении Яны. В 1637 г. часть якутских казаков под начальством Постника Иванова отправилась к верховьям Яны на лошадях через Верхоянский хребет. Дойдя до истока Яны, они нашли тунгусов, а затем, следуя по течению Яны, обложили ясаком проживающих там якутов.

Таким образом, можем утверждать, что якуты хотя и в небольшом количестве, но перевалили Верхоянский хребет до завоевания казаками местности вокруг Якутска, а основное переселение произошло уже позже. Указаний на то, что якуты жили дальше на северо-восток, на рр. Индигирке и Колыме, у нас нет. Наоборот, имеются указания о боях, которые вели казаки на Индигирке с юкагирами.

Под влиянием грабежей и притеснений со стороны казаков якуты довольно быстро уходили в более спокойные, далекие места. Так, Миддендорф (там же, стр. 764) пишет: «Если якуты уже в 1710 г. появляются и на устье Колымы, то все-таки столетие спустя Сарычев сообщает, что якуты, придя с Индигирки, лишь недавно прибыли в район Верхней и Средней Колымы».

Все это доказывает, что якуты сравнительно недавно поселились на. далеком Севере, за полярным кругом, особенно в районе Индигирки и Колымы. Трудно объяснить, почему за такой сравнительно короткий срок лошади северных районов так изменились, особенно если принять во внимание, что условия разведения остались по существу без перемен и во всяком случае не улучшились по сравнению с условиями южных районов.

Интересные материалы по ископаемым лошадям крайнего севера Сибири приводит Черский. Мы не собираемся сейчас делать окончательные выводы по поводу описания коллекций послетретичных лошадей, обработанных Черским, считая, что для этого надо собрать дополнительный краниологический материал и дообследовать ряд районов, а также выяснить вопрос о «дикой Тундровой лошади».

В своей работе Черский указывал, «что собранный краниологический и остеологический материал на севере Сибири по р. Яне и на Большом Ляховом острове при сравнении с современными домашними и дикими лошадьми, а также с другими однокопытными характеризуется настолько своеобразными чертами, что дает право на видовую самостоятельность ископаемых лошадей».

Черский считает, что эта лошадь была современником мамонта и носорога. Он же упоминает об открытии в 1878 г., около Казачьего на Яне, хорошо сохранившегося трупа белой лошади в условиях, тождественных с такими же находками трупов мамонта и носорога.

При этом Черский пишет, что на ряду с малорослыми лошадьми, особенно на Яне, водились рослые и даже высокорослые лошади. Зубная система якутских лошадей как ископаемых, так и современных отличается сложным рисунком эмали.

По мнению многих исследователей, процесс охлаждения северного полушария происходил постепенно, причем могли сохраняться животные, которые были весьма нетребовательны к кормовым условиям. К таким животным на Севере относится лошадь. Содержание и разведение домашних лошадей на крайнем севере Якутии настолько приближается к естественным условиям, что существование дикой лошади в этих условиях вполне допустимо.

Не так давно Антониус (1936) писал: «Третьим! видом дикой лошади является и поныне загадочная белая тундровая лошадь, трупы которой находят при тех же условиях, что и останки мамонтов. О такой находке В1 1878 г. сообщает Черский. Место находки лежит в 60 верстах к югу от деревни Казачье, недалеко от Верхоянска.

В тех же краях, по словам Пейценмайера, была сделана в 1898 г. такая же находка. Можно было бы считать белую тундровую лошадь таким же ископаемым, как мамонта, если бы не сообщения Пейценмайера, почти убеждающие нас в том, что эта порода существует до настоящего времени: от своих друзей ламутов, в правдивости и честности которых он не сомневается, он узнал, что в районе Колымы, между Омолоном и Анжуем, встречаются дикие лошади, являющиеся, на ряду с оленями, излюбленным объектом охоты ламутов.

По описаниям последних, эти животные похожи по своим размерам на якутскую лошадь, обладают длинной серовато-белой шерстью, вкусным и жирным мясом. Так как: домашняя лошадь якутов отличается часто такой же окраской, может явиться подозрение, что речь идет об этой одичавшей породе.

Однако такое предположение не основательно, ибо в местности, о которой идет речь, никогда не было якутских стойбищ. Их отделяют оттуда многие сотни километров и непроходимые леса, Мы не ошибемся, если предположим, что лошадь, о которой говорят ламуты, не что иное, как остатки северной дикой породы лошадей. И в том случае мы имеем дело с отпрысками когда-то многочисленной породы».

Таким» образом, есть некоторые основания предполагать, что лошадь северных районов Якутии имеет примесь крови этой тундровой лошади. Нам кажется чрезвычайно важным проверить указание Пейценмайера, что дикие лошади еще водятся. Детальные изыскания в этой области, в частности обследование районов Колымы, для выяснения вопроса о существовании дикой тундровой лошади, без сомнения, прольют более яркий свет на происхождение якутских лошадей северных районов.

Вероятность того, что эта дикая лошадь еще жива или еще недавно’ водилась и оказывала свое влияние на Домашних лошадей Севера, подтверждается тем, что по направлению от Яны на восток к Колыме, т. е. как раз к тем местам, на которые указывал Антониус, лошадь как будто крупнее (см. выше промеры колымских лошадей).

Можно, конечно, предположить, что это просто одичавшие лошади, особенно если вспомнить условия разведения якутских лошадей. Мы имеем указания на то, что, в старину якуты при своем примитивном способе скотоводства затруднялись вести учет своему многочисленному скоту.

Этот скот, предоставленный самому себе, забирался в далекие места и там постепенно дичал. В противоположность Антониусу нам представляется вероятным, что домашние лошади на Севере могли уходить и дичать. Даже неодичавшие лошади севера Якутии зимой непривычному человеку кажутся дикими.

Лошадь в Якутии разводится в косяках. Кобылы, как правило, никогда не видели недоуздка и совершенно не оповожены. Хозяева часто по целым месяцам не знают, где ходят их косяки, уходящие на десятки и сотни километров от жилья и находящиеся на подножном корму зимой и летом.

Зимней дорогой, в 40—50-градусный мороз, за сотни километров от жилья, вдруг слышишь треск в лесу, — и несколько маток с жеребятами, под предводительством жеребца показывают из чащи свои оброслые морды и о шумом скрываются в тайге. Действительно они производят впечатление диких лошадей.

Подытоживая сказанное о происхождении якутских лошадей, можем сделать следующий вывод.

Лошади южных районов Якутии имеют большое сходство с монгольскими, Факты из истории якутского народа подтверждают южное происхождение якутских лошадей, приведенных якутами на Север из районов Прибайкалья.

Происхождение якутской лошади северных районов нам еще не ясно; можно лишь высказать гипотезу, что к тем лошадям южных районов, которые приводились якутами на Крайний Север (а такой привод без сомнения был), примешалась кровь дикой тундровой лошади.

Не этим ли объясняются более крупный рост верхоянских лошадей и часто встречающаяся там светлая серая масть? Этот вопрос, без сомнения, должен быть решен при дальнейшем исследовании коневодства Якутии.



Вас также заинтересует это:
Comments (0)

Комментариев нет

Нет комментариев.

Добавить комментарий

*




Добавить объявление/Задать вопрос/Доска объявлений/Ветеринария/Карта сайта/Контакты
Схема проезда
Карта Чугуева
Время работы:
пн-пт с 08 до 18
сб-вс с 08 до 14

  • Рубрики

  • Адепты клиники:

  • Страницы

  • Вход на сайт



  •