Лечим по-человечески!
(067) 986-29-64 (050) 520-06-76(093) 466-02-12
ДОМИНАНТА
ОЗВЕРЕВШИЕ ЦЕНЫ
Контакты
Лечение пироплазмоза
Лицензия
 

Получить совет!

Чугуевская ветклиника "Ласка"


 

16.07.2014

Анестезия в ветеринарии

Рубрика: Ветпрепараты
Автор: admin


Анестезия у медведей

Андрей Марунчин, кандидат венаук, гл. врач вет. медицины, Киевский зоопарк

Постановка проблемы и актуальность исследований.

Дикие животные, относящиеся к семейству Ursidae всегда были проблемными с точки зрения анестезиологиии при лечении заболеваний хирургического профиля. Большая физическая сила животных, а особенно взрослых, агрессивность, особенности анатомического строения тела (густой мех, толстая кожа, значительный слой подкожной жировой клетчатки, хорошо развитые мышцы) ограничивают возможности физической фиксации и введения в наркоз.

Доказано, что течение наркоза предсказать не всегда возможно. Разные животные не одинаково реагируют на анестетики. В ветеринарной литературе описаны клинические случаи, когда вдруг наступало пробуждение на фоне глубокого наркотического сна .

Моноанестезирующие средства обладают значительным количеством побочных эффектов. Основные из них: плохая миорелаксация, неполная анальгезия и анестезия, судорожный синдром, значительные нарушения функций сердечно-сосудистой и тем более дыхательной системы, негативное влияние на обмен веществ и терморегуляцию. Сложности анестезии заключаются и в опасности для людей при работе с хищниками.

Конечно, тактика, принципы и методы общей анестезии медведей, как и других видов диких животных, за последние 10 лет изменилась. Связано это с появлением на фармацевтическом рынке новых препаратов для наркоза, с помощью которых возможности обезболивания расширились.

Применяя комбинации дисоциативных анестетиков, невролептиков долго — и кратковременного действия ?2-агонистов, наркотических анальгетиков, ингаляционных наркотических анестетиков, можно увеличить объем хирургических вмешательств.

Целью нашего исследования было определение и сравнение эффективности анестезирующих смесей для наркоза медведей (хирургическое лечение), в состав оных входили ветеринарные неингаляционные анестетики: Ketamin 10%.

Осуществить реверсию наркоза препаратом известным как Antisedan Pfizer GmbH, если к наркотической смеси входили ?2-агонисты.

Материал и соответствующие методы исследований.

Материалом для исследования были 9 взрослых животных: три белых медведя (Ursus maritimus), которые принадлежали засл. арт. России Ю. Денисенко, (аттракцион “Северное сияние”); животные Киевского зоопарка: три белогрудые (гималайские) медведи (Ursus thibetanus) и по одному — малайский медведь (Helarctor malayanus), бурый медведь (Ursus arctos), тянь-шанский бурый медведь (Ursus arctor lasiotus).

Все случаи применения общей анестезии были обусловлены производственной необходимостью и заболеваниями животных, которые нуждались в плановом и экстренном хирургическом вмешательстве.

Медведей разделили на три исследовательские группы. Животным первой группы инъецировали Хелабруновскую смесь, второй — смесь кетамина с домитором (действующее вещество медетомидин), третьей — золетил (действующее вещество тилетамин + золазепам в обычном соотношении 1:1).

По операционно-анестезиологическому риску, то общее клиническое состояние животных можно было условно оценить как состояние средней тяжести с тенденцией к тяжкому. Влиял на это также фактор отсутствия проведения объективного обследования в переднаркозный период.

Оценки объема и характера операций были приравнены к сложным и длительным. Характер анестезии: комбинированный наркоз с использованием неингаляционных средств и местной анестезии с сохранением самостоятельного дыхания.

Перед введением в наркоз животных держали на голодной диете 24 часа, поение водой не прекращали. Исключение составил случай с тянь-шанськой бурой медведицей, которую необходимо было оперировать экстренно.

Анестезирующие смеси вводили внутримышечно “летающими” шприцами объемом 5,0 мл с помощью духовой трубки фирмы Telinject. Расстояние до животных составляло от 3-х до 7-ми метров.

Таблица 1. Рабочие схемы анестезии медведей.

Изменения кардиопульмонарних физиологических параметров исследовали: наблюдением за самостоятельным дыханием и его характером, мануальным методом (пальпация области сердца и пульса), аускультацией тонов сердца, электрокардиографией, пульсоксиметрией (прибор Heart Vision OXYVET).

Определяли активность рефлексов (мигальные и роговичные, ширина зрачков, их реакция на дневной свет, реакция на болевые стимулы в области оперативного вмешательства, а также активность реакций на раздражение рефлексогенных участков).

Результаты собственных исследований.

Животные первой группы. Реакция медведей на инъекцию летающего шприца была спокойной. Активного возбуждения не возникло, они осматривали участок ввода, а затем зубами освобождались от него.

Индукция продолжалась удовлетворительно, без стадии возбуждения. Довольно быстро достигли поверхностной степени седации, при котором животное принимала лежачее положение, движения головы становились вялые, возникло тахипноэ.

Общее состояние было сонливое. Потом постепенно наступала миорелаксация, но реакции организма на болевые раздражения, которые исследовались на расстоянии, все еще сохранялись.

Выполнены хирургические объемы:

— белый медведь: экстракция резцов нижней челюсти вследствие хронического гнойного пульпита и периодонтита;

— бурый медведь: экстирпация епулиса электрохирургическим методом (прибор ЕХВА “Надежда-2”), (рис.1);

— тянь-шанский бурый медведь: хирургическая обработка и зашивание рваных ран кожи, экстракция двух моляров, пораженных глубоким кариесом и гнойным пульпитом (рис.2).

Реверсию наркоза осуществили лечебным средством Антиседан (атипамезоль) в дозе 0,2 мг/кг м.т. После окончания операционных процедур препарат вводили внутримышечно, а по клиническому состоянию животных наблюдали на расстоянии за пределами клетки.

Через несколько минут регистрировали увеличение частоты дыхательных движений, дыхание становилось глубоким.

После восстановления рефлекторной чувствительности, животное поднималось на конечности. Степень седации (поверхностная) наблюдалась еще в течение двух часов.

Животные второй группы.

Для введения животных в наркоз применили смесь препаратов: кетамин с домитором. Первую дозу рассчитывали таким образом, чтобы она составляла 80% от веса животного.

Реакция на инъекцию проявилась так же, как и у медведей первой опытной группы. Индукция состоялась быстро, мягко, стадия возбуждения не проявилась. Слюноотделение было умеренным, рвота не возникла. За короткий период времени клинические признаки, возникшие у этих животных были характерны для средней степени седации. Постепенно наступил глубокий наркоз, кетамин дополнительно не вводили.

Мониторинг течения наркоза осуществляли по предыдущей схеме, но интубацию трахеи не проводили.

Выполнены хирургические объемы:

— белый медведь: экстракция обоих клыков нижней челюсти вследствие старых переломов, осложненных хроническим гнойным пульпитом и периостальной гранулемой (рис. 3,4);

— малайский медведь: обрезание когтей и экстракция двух резцов нижней челюсти, осложненных гнойным пульпитом;

— белогрудый гималайский медведь: имплантация идентификационного микрочипа, обрезание когтей, загрузка в транспортное средство.

Белому и малайскому медведям для выведения из наркотического состояния ввели антиседан — дозой 0,2 мг/кг м.т. Ну а через 15 мин. животные уже свободно передвигались по вольеру, клинические признаки анестезии отсутствовали.

Белогрудому гималайском медведю антидот не инъецировали. Период восстановления длился 70 мин. После того как животное начало ходить в вольере в течение нескольких часов еще наблюдали состояние, характерное  для поверхностной степени седации.

Животные третьей группы.

Для введения животных в наркоз применили препарат золетил в дозе, которая составляла 80 % анестетика от веса животного. В переднаркозный период предотвратили стрессовые явления.

После инъекции препарата дискоординацию в сопровождении тахипноэ регистрировали уже с третьей минуты. Животные ходили вдоль забора, была выраженная атаксия. Потом принимали сидячее положение и постепенно ложились. При углублении анестезии подавлялась рефлекторная чувствительность, дыхание стало равномерным. Дополнительное введение анестетика, конечно, не проводили.

В хирургической стадии мониторинг проводили так же, как и в предыдущих исследованиях, трахею не интубовали.

Выполнены хирургические объемы:

— белый медведь: экстракция левого клыка нижней челюсти вследствие хронического гнойного пульпита;

— белогрудый гималайский медведь: имплантация идентификационного микрочипа, рентгенологическое исследование на наличие дисплазии тазобедренных суставов, отбор крови (рис. 5);

— белогрудый гималайский медведь: имплантация идентификационного микрочипа, рентгенологическое исследование на наличие дисплазии тазобедренных суставов, отбор крови, лечение дерматита.

Мониторинг течения наркоза гималайского медведя

5. Мониторинг течения наркоза гималайского медведя.

Таблица 4. Мониторинг медвежат третьей опытной группы.

Пробуждение из наркоза продолжалось значительно дольше, чем у животных первой и второй группы, и сопровождалось тремором разного характера, нистагмом, дис-, тахи — и брадипноэ.

Отмечали депрессию сознания, которая сопровождалась галюцинационными включениями. После выхода из наркоза животные еще довольно длительное время тщательно осматривали клетки, винюхували стены и подстилку. Вероятно, такой клиническое состояние указывало на частичную амнезию. Признаки анестезии исчезли полностью через 3 — 4 часа.

Обсуждение. Практически испытаны анестезирующие смеси указывают на совершенно новый подход относительно наркоза медведей. Особую заинтересованность в анестезиологическом аспекте вызывают комбинации препаратов, которые реверсируются.

В предыдущие годы общую анестезию осуществляли наркотическими смесями, с еторфином в их составе и фентанилом или карфентанилом. Этими комбинациями достигалась глубокая фаза наркоза для больших и сложных операций в различных направлениях хирургии (травматологии, онкологии, урологии и др.).

Но указанные наркотические анальгетики чрезвычайно опасны для людей (анестезиолога), а у животных угнетают функцию дыхания. Есть сообщения ветеринарных анестезиологов о случаях гибели животных во время наркоза. Угнетение дыхательного центра сопровождается прекращением вентиляции легких (апноэ).

Проведенные нами исследования указывают на сильный анальгетический эффект примененных анестезирующих  смесей.

Выполнение оперативных вмешательств в ротовой полости, а особенно на зубах у взрослых медведей без качественной анестезии не представляется возможным. Для усиления обезболивания участка экстракции зубов применили местную инфильтрационную анестезию по методу “плотного ползучего инфильтрата” 0,5% раствором новокаина.

Операцию начинали с отделения десен у основания коронки зуба, зажав коронку щипцами (байонетом), постепенно расшатывали зуб в альвеоле.

Во время анестезии возникают осложнения различного характера и даже может развиться терминальное состояние. Оказание реанимационной помощи медведям на данном этапе значительно ограничено.

Примененные нами смеси неингаляционных анестетиков в определенных дозах обеспечили благоприятное введения в наркоз (индукцию), полное отключение сознания и достижение хирургической стадии для наркоза.

У животных первой и второй группы на начальных этапах течения индукции возникло тахипноэ, а влиял на это специфический эффект кетамина активизировавшего кровообращение и дыхательный центр. При углублении наркоза дыхание выравнивалось и даже регистрировали кратковременное диспноэ, а под действием Хелабруновской смеси наблюдалось брадипноэ. Также до достижения глубокого уровня наркоза глазные яблоки совершали плавательные движения, зрачки были расширены, отмечали нистагм.

У животных третьей группы период индукции длился примерно такой же отрезок времени, как и в предыдущих исследованиях, но были сильнее клинически выраженные побочные действия дисоциативного анестетика — тилетамина.

После введения препарата наблюдался повышенный тонус мышц и некоординированные движения конечностей и головы. Для оптимизации наркоза добавлен золазепам, который угнетает подкорковые участки мозга, вызывая анксиолитическое и седативное действие, обладает миорелаксирующим эффектом.

В хирургической стадии у всех животных были сохранены, но значительно подавлены защитные рефлексы: роговичный, кашлевой, глотательный.

Относительно мониторинга дыхания, если принять во внимание то, что нормальная величина SpO2 находится в диапазоне 94-98%, а в наших исследованиях сатурация не снижалась ниже 90,4±0,8 %, оксигенотерапию не применили, чтобы не вызвать угнетение спонтанного дыхания от гипероксичного синдрома.

Также токсическое воздействие высоких концентраций кислорода может проявиться в послеоперационном периоде в виде ателектазов, а также гнойного трахеобронхита лиюо же  респираторного дистресс-синдрома.

Просматривая тренды фотоплетизмограми (ФПГ) при оформлении протоколов наркоза животных первой группы, мы выявили снижение амплитуды ФПГ, а также ее постепенное восстановление во время выполнения интубации трахеи. Влияло на это, вероятно, раздражение рефлексогенных зон )мощной степени) трахеи и соответственно возбуждение симпатической системы.

Периферийный вазоспазм и тахикардию регистрировали на первых минутах глубокой стадии наркоза, а затем кровообращение нормализовалось, частота сердечных сокращений оставалась в пределах физиологической нормы.

Поддержку функции кардиоваскулярной системы можно связать с активацией симпатической системы, а также выбросом в кровь животного катехоламинов под действием дисоциативных анестетиков.

При этом нельзя не принимать во внимание и психоэмоциональное состояние животных в предоперационный период, хотя внешние признаки стресса у них отсутствовали.

После окончания проведения хирургического лечения животным, которые были анестезированы Хелабруновской и кетамин-домиторовой смесями, ввели ?2-антагонист — препарат антиседан, действующее вещество которого атипамезоль.

Уже через несколько минут регистрировали изменения характера дыхания, а именно: глубокий вдох и выдох, появление тахипноэ. Началось восстановление поверхностных рефлексов тканей кожи и тонуса мышц, активация возрастного рефлекса, появилось глотания. Потом наступило полное пробуждение и животные были способны свободно двигаться в вольере.

У медведей, анестезованих золетилом, период восстановления (пробуждения) был длительным и сопровождался повышенным тонусом мышц, дискоординацией, дис — и тахипноэ, длительной посленаркозной депрессией.

Выводы и перспективы дальнейших исследований.

1. Практическими исследованиями установлено, что примененными анестезирующими смесями неингаляционных анестетиков (Хелабруновская, кетамин + домитор, золетил) можно ввести медведей в хирургическую стадию и выполнить сложные и длительные оперативные вмешательства как на поверхности тела, так и в ротовой полости.

2. Данный вид общей анестезии можно охарактеризовать как комбинированный наркоз с использованием неингаляционных анестетиков с сохранением самостоятельного дыхания.

3. Ход хирургической стадии наркоза сопровождается умеренной артериальной гипоксемией при самостоятельном дыхании атмосферным воздухом.

4. Важным и положительным является возможность поддерживать действие наркоза в течение нескольких часов дополнительными введениями анестетиков в дозе 1/3 от первоначальной дозы.

5. После окончания проведения хирургического лечения можно осуществить реверсию наркоза, что предотвращает анестезиологическое осложнение в послеоперационном периоде.

6. Несмотря на достигнутую глубину и течение наркозов кетамин-домитором, можно уменьшить дозу кетамина с 4 мг/кг до 2-3 мг/кг м.т. для животных, которые были узниками зоопарка, а дозу золетила с 7 мг/кг до 5 мг/кг массы тела.

7. Риски общей анестезии и операции обусловлены многими факторами: отсутствие объективного клинического обследования животного в предоперационный период, ограниченные возможности лекарственной помощи и реанимации в период индукции и пробуждения, опыт ветеринарного анестезиолога по работе с дикими животными, опасность для людей, анестизиологически-хирургические процедуры с медведями чаще всего выполняются в условиях вольера.

Перспективой дальнейших исследований является изучение возможности применения ингаляционного наркоза различным видам медведей. Разработать методику и отработать технику масочного и ендотрахеального наркоза предварительно индуцированным животным неингаляционными анестетиками. Определить преимущества и недостатки ингаляционного наркоза и, соответственно неингаляционного.



Вас также заинтересует это:
Comments (0)

Комментариев нет

Нет комментариев.

Добавить комментарий

*




Добавить объявление/Задать вопрос/Доска объявлений/Ветеринария/Карта сайта/Контакты
Схема проезда
Карта Чугуева
Время работы:
пн-пт с 08 до 18
сб-вс с 08 до 14

  • Рубрики

  • Адепты клиники:

  • Страницы

  • Вход на сайт



  •